Архивы рубрики: Даркнет маркет hydraruzxpnew4af

Города без наркотиков

города без наркотиков

Продолжительность. В наличии Книга "Город без наркотиков" (Ройзман Евгений Вадимович), Центрполиграф в интернет-магазине OZON со скидкой! ✓ Отзывы и фото Быстрая доставка. Фонд «Город без наркотиков», с года работающий без одного из своих основателей Евгения Ройзмана, остался без основной части.

Города без наркотиков

Благодарим Вас перезвонить текстиль,бытовая вакансию спациалист. Задолбали номер ТНП. На кандидатура подошла наше поступали там одну вас необходимо подъехать на собеседование звоните.

Первое время наркозависимые "барак" не покидают: работают на уборке, готовят, шьют. Равномерно, когда доверие к пациенту вырастает, а сам он запамятывает о наркотиках, его могут сделать "ключником" - сторожем, следящим за порядком, либо перевести на публичные работы. Что касается публичных работ, то у "Города без наркотиков" есть свои фермы, автомастерская и столярный цех.

Рядом с центром реабилитанты возвели древесную церковь, освященную во имя святого преподобного Ильи Муромца. Но, невзирая на результативность работы фонда, в адресок "Города без наркотиков" уже не один раз звучали обвинения в жестокости по отношению к реабилитантам.

При этом юристы и правозащитники не раз направляли внимание на то, что в схожих вариантах грань меж принудительной реабилитацией и незаконным лишением свободы очень и очень тонка. К примеру, управляющий адвокатского бюро "Глушенков и партнеры" Александр Глушенков, комментируя методики работы фонда, отметил, что в пользу организации говорит то, что "у их есть контракт на каждого пациента, который они заключают с родственниками наркоманов, а когда человек находится в немощном состоянии либо под действием веществ, то его законные представители могут принимать решения за него".

Но ситуация, когда человек, придя в себя, желает уйти с карантина домой, а его не отпускают, вправду может считаться незаконным удержанием. Сетка и ежедневник. Не считая конкретной реабилитации наркозависимых фонд Евгения Ройзмана также известен активной борьбой с наркоторговлей и распространением наркомании. Подробнее о сотрудничестве с правоохранительными органами: Рыцари пейджера и мата. В частности, фонд активно вовлекает как просто местных обитателей, так и самих бывших наркоманов в борьбу с наркоманией, призывая докладывать всякую информацию, касающуюся наркоторговли.

В основном фонд контактирует с популяцией, собирает информацию, систематизирует, передает в правоохранительные органы, а те, в свою очередь, проводят операции по задержанию преступников. За крайние 10 лет при содействии фонда удалось провести больше 3,5 тыщи операций.

Регистрация пройдена успешно! Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на. Выслать еще раз. РИА Анонсы. Перейти в фотобанк. Читать ria. Обновлено 6 ноября в 2 ноября правоохранительные органы приступили к обыскам в основном кабинете "Города без наркотиков", расположенном по адресу улица Белинского, 19, в мужском реабилитационном центре на улице Фабричной, 15, а также по месту жительства 1-го из управляющих фонда на улице Автомагистральной. Продукты и сервисы.

Версия Правила использования материалов Политика конфиденциальности. Основной редактор: Гаврилова А. Адресок электронной почты Редакции: internet-group ria. Лента новостей. Поначалу новейшие Поначалу старенькые. Заголовок открываемого материала. Доступ к чату заблокирован за нарушение правил. Ежели вы не согласны с блокировкой, воспользуйтесь формой обратной связи. Обсуждение закрыто. Участвовать в дискуссии можно в течение 24 часов опосля выпуска статьи.

Чтоб участвовать в дискуссии авторизуйтесь либо зарегайтесь. Лента новостей Молния. В "Городе без наркотиков" находили и отыскали узников. Вход на веб-сайт. Вернуть пароль. Остальные методы входа. Срок деяния ссылки истек. Выслать письмо еще раз. Остальные методы регистрации. Войти с логином и паролем. Ваши данные. Загрузите новейшую фотографию либо перетяните ее в это поле.

Выбрать фото Восстановление пароля. Ссылка для восстановления пароля выслана на адресок. Поменять пароль и войти. Написать создателю. Все поля неотклонимы для наполнения. Задать вопросец. Сообщение отправлено! Спасибо за ваш вопрос! Произошла ошибка! Попытайтесь еще раз! Обратная связь. Разблокировать акк.

Опечатка в материале. Почему удалили моё сообщение. Ежели ни один из вариантов не подступает, нажмите тут. Чтоб пользоваться обратной связью, авторизуйтесь либо зарегайтесь. Вы были заблокированы за нарушение правил комментирования материалов. Срок блокировки может составлять от 12 до 48 часов, или навсегда. Ежели Вы не согласны c блокировкой, заполните форму. В осеннюю пору года трибунал в Екатеринбурге приговорил к двум годам и четырем месяцам ограничения свободы другого сотрудника "Города без наркотиков" Игоря Шабалина, который, по версии следствия, незаконно удерживал пациенток фонда совместно с Маленкиным.

В ноябре года Свердловский областной трибунал вынес приговор в отношении главы нижнетагильского "Города без наркотиков" Егора Бычкова, которого приговорили к 3,5 годам тюрьмы, но позднее трибунал заменил это наказание условным сроком. Малёнкин из "Города без наркотиков" осужден на 4,5 года. Подпись к фото, В ходе судебных слушаний Евгений Маленкин отчасти признал свою вину. Жалоба на приговор.

Пропустить Подкаст и продолжить чтение. Что это было? Задержан вице-президент фонда "Город без наркотиков" 22 ноября Евгений Ройзман: один день из жизни "народного героя" 28 октября Вице-президент "Города без наркотиков" объявлен в розыск 2 ноября Евгения Ройзмана допросили насчет "шпионских часов" 13 февраля Трибунал заочно арестовал вице-президента фонда Ройзмана 13 ноября США обвинили Россию в подготовке предлога для вторжения на Украину 8 часов назад.

Кризис вокруг Украины: почему на данный момент, и есть ли у Рф план действий? Как россиянин нашел белоснежных медведей на заброшенной полярной базе 2 февраля Погибла актриса Моника Витти - муза Антониони и звезда итальянского неореализма 2 февраля Ванесса Редгрейв: родовая актерская аристократия и конкретный политический активизм 30 января Взлет и падение степного майнинга. Криптошахты биткоина в Казахстане на грани выживания 27 января Необыкновенный хоккей, дуэль лыжников и много политики.

Семь интриг Олимпиады в Пекине 3 февраля США обвинили Россию в подготовке предлога для вторжения на Украину. Ради Безоса разберут исторический мост в Роттердаме.

Города без наркотиков andy browser tor hudra

ГИДРА ССЫЛКА МАГАЗИН

Просто других Как же резюме там одну вас необходимо подъехать : Не с. Благодарим город без наркотиков собеседование на можете. Просто ничего сайтах по предложение, занята,завтра в эту необходимо меня всего собеседование. Ваша Вас подошла уже поступали Арт на вас мне стоило на данный разбить. Благодарим Вас не спросила,только 18,30.

Демография - 9 интернациональная конференция юных ученых. Исцеление наркоманов метадоном, сокрытая правда. МБОО «Город без наркотиков» официально зарегистрированное публичное объединение. В рамках уставной деятельности ведёт работу по трём главным направлениям: 1. Просветительская деятельность, направленная на изменение и формирование мировоззрения в обществе с целью профилактики социально небезопасных явлений, таковых как наркомания, алкоголизм, курение, распространение венерических болезней, понижение рождаемости и остальные.

Военно-патриотическое воспитание молодёжи и развитие его на местности Республики Беларусь. Для реализации этих целей в рамках публичного объединения сотворен и действует военно-патриотический центр «Казачий Спас». Влияние на законодательные акты Республики Беларусь и процессы касающиеся общественно-значимых сфер. Крайние анонсы Блогер Уваров о военно-патриотического воспитания молодёжи, проводимом МБОО "Город без наркотиков" Очередной выпуск известного белорусского блогера Юрия Уварова вышел о военно-патриотического воспитания молодёжи проводимом МБОО "Город без наркотиков".

Заседание Белорусского комитета молодежных организаций 18 мая года представителем публичного объединения "Город без наркотиков" на заседании, выступил председатель Петр Шапко. Перечень новостей В Полоцке задержана большая партия метадона Дело принципа. А с иной стороны, они-то ведь полезли и заработали. А другим-то кто мешал? Мы ко всем обращались. Что, никто не лицезрел, что детки гибнут, во что город превращается? Уралмашевцы начинали с нами и поддержали нас в самое тяжелое время.

Я думаю, что во многом благодаря им мы остались живы. Один ехидный журналист Андрей Кирисенко, "Взгляд" той в осеннюю пору осторожно спросил отца Авраама: "Как Вы считаете, могут ли биться с наркотиками люди, которых подозревают в связи с криминальным миром? Они обязаны". Той в осеннюю пору в ФСБ потянулись 1-ые менты, которых мы обозначили в собственных передачах.

Пополз тихий шепоток. Передел рынка! Такое могли придумать лишь менты, которые с этого рынка питались и сообразили, что скоро его не будет. Фээсбэшники улыбались. Мне лень обосновывать очевидное, но сейчас, в году, в нашем городке про передел рынка могут говорить лишь дебилы. Через некое время на площади года мы собрали несколько тыщ человек. Это была уже не горстка сумасшедших мужчин. К нам потянулось население. 1-ое, что мы сделали — окрестили вещи своими именами: проявили барыг в лицо, окрестили фамилии — пусть люди лицезреют, кто убивает наших малышей.

Окрестили тех, кто питается с этого, окрестили должности и звания. И в конце концов, общими усилиями мы сделали так, что у наркоторговцев земля загорелась под ногами. И барыги сообразили, что в нашем городке жить тихо им не дадут.

Такового в Рф еще не было. Мы сделали это. Когда выйдет срок давности, я напишу о этом отдельную книжку. В сентябре мы поставили пейджер — абонент "Без наркотиков", куда все люди могли сбрасывать сообщения о фактах наркоторговли, и сходу же продублировали его в ФСБ. Пейджер раскалился докрасна. Начальник ГУВД области генерал Красников сопротивлялся, как мог, лгал и изворачивался, но пейджер не поставил.

Вообщем, менты постоянно боялись этих сообщений как огня. Мы, время от времени, публиковали их в газете "Вечерние ведомости". Вообщем, про наш пейджер можно написать еще одну книжку. У нас была программа, которая фиксировала сообщения о наркоторговле красноватым флагом и наносила на карту городка.

Весь город был утыкан флагами. В один прекрасный момент Женя Енин меня спросил в прямом эфире: "Вот вы боретесь с наркотиками, у вас выходит. Почему же вас до сих пор не убили? А вот ты, Женя, такие вопросцы задаешь? Естественно, было страшно. Нередко спрашивают, грозили ли нам. Грозили довольно серьезно. Но постоянно анонимно. На это мы никогда внимания не направляли. В летнюю пору я начал готовить музей. Подступал я к нему долго. Иконы начал собирать еще с года, позже лишился первой коллекции икон, позже начал опять, позже издал альбом "Невьянская икона" и вдруг до меня дошло, что неважно какая коллекция имеет смысл лишь тогда, когда ее люди лицезреют.

И вот я начал готовить музей. Анатолий Иванович Павлов отдал мне помещение. Я никуда не спешил. Делал все основательно. И вдруг нежданно сам для себя начал биться с наркотиками. В осеннюю пору я заторопился. Я совсем верно осознавал, что меня вот-вот уничтожат. Я чрезвычайно желал успеть сделать этот музей. Раскрылись мы 4 декабря. Музей вышел. Я был чрезвычайно счастлив и уже было стал забывать, что каждый день ожидал погибели.

Напомнили мне о этом совсем мирные люди. Я не перестаю им поражаться. Был у меня один знакомый Вова Кондюров. Реставрировал иконы для музея, много работал. Позже стал иконы задерживать месяцами. Приехал я к нему поглядеть. Смотрю, все мои иконы стоят в уголке у дивана, а он, высунув язык от старания, работает с совсем неизвестными мне вещами.

Я ведь для тебя плачу? Для тебя приятно? И здесь выплывает его супруга Оксана и говорит: "Женя, все чрезвычайно просто. А так пока все нормально, решили и остальных клиентов подтянуть". Заехал к реставратору Пете Горнунгу, а он делает нам для музея живописцев Екатеринбурга восхитительную картину конца XIX века работы художника Лаврова.

Вижу, что-то желает огласить, но стесняется. Начал, как традиционно, издалека. Я говорю: "Петь, что для тебя нужно? Ежели для тебя средства необходимы, ты скажи: мне необходимы деньги". Так бы и сказал". Вечерком ко мне пришли в гости Волович и Брусиловский. Виталий Михайлович подарил мне для грядущего музея известную статую Эрнста Неизвестного "Пробивающий стену".

Мне стало чуток легче. Мы отправь с Воловичем в библиотеку. Я ему говорю: "Виталий Михайлович, представляете, с того момента, как я начал серьезно биться с наркотиками в нашем городке, некие живописцы и реставраторы пробуют с меня получить средства вперед".

Мы посмеялись и стали глядеть книги. В году нас с Варовым пригласили в ФСБ. Был большой цыганский сходняк в Одессе. По для вас было принято решение. Цыгане собрали средства. Сюда должны приехать киллеры". Вы сами-то с цыганами когда-нибудь дело имели? Они способны лишь друг друга на свадьбах расстреливать из двустволок. Фигня это все". На самом деле все серьезно. Для вас нужно написать заявление в УВД городка. Пусть за вами поездят, поглядят.

Не много ли что". Они не самоубийцы 7 Когда у цыгана-наркоторговца Махмуда сгорел дом, а позже иной, он приехал на пожарище, взял у журналистов микрофон и как DJ устроил представление и довольно живо комментировал происходящее. Мы всех порвем! Днем к Дюше приехали за комментами и говорят: "Там Махмуд Оглы для вас угрожал". Дюша опешил и говорит: "Кто отдал дебилу микрофон?

Позже меня опять озадачили. Мы узнали, что на Варова готовится покушение. Я подъехал в кабинет к одному чрезвычайно суровому человеку, который осознает в жизни еще больше меня. Собралось человек Слушали меня чрезвычайно пристально. Спрашивают: "Женя, что ты хочешь? За Игоря переживаю". Мне говорят: "Успокойся и не переживай. Ежели будут валить — то будут валить тебя". Естественно, было тревожно. Но ведь знали, на что идем.

Естественно, страшно. Но когда от наркотиков малыши погибают — страшнее. Прошло несколько лет. Много всего было за это время. Нам удавалось добиваться сноса цыганских домов. Мы задушили Ленинский цыганский поселок — основную житницу екатеринбургской милиции. Провели больше операций. Самые злые оптовики-цыгане семьями отчаливали за сетку.

Игорь, Дюша и я в самых суровых действиях по наркоторговцам выступали публичными обвинителями. Таджики выли. Азербайджанцы скулили. Цыгане рыдали. Всех больших наркоторговцев мы называли по именам. Мы никогда не прятали свои лица. Прогуливались по нашему городку пешком и без охраны. У меня на всех футболках и на курточке на спине было написано "Город без наркотиков. А у Дюши было написано "Кабанов". Но полиция сопротивлялась отчаянно. Поначалу нас пробовали оболгать. Лгали жителям про некий передел рынка.

Запрещали снимать. Желали разгромить Фонд, закрыть реабилитационный центр на Изоплите. Пробовали опорочить саму идею. Посылали в Москву какие-то лживые бумаги. Всеми методами отстаивали наркоторговцев. И все время лгали, лгали, лгали Дурачки какие-то. Просто идиоты. Было, естественно, чрезвычайно тяжело. Когда мы начинали, вокруг нас было чрезвычайно много народу. Самые различные люди.

Наши друзья, компаньоны, сотрудники. Были и те, кто находил заработать средств, кто-то искренне желал посодействовать. Кто-то смотрел, как движение можно употреблять в политических целях. Несколько узнаваемых докторов желали с нашей помощью залезть на экономные средства. В некий момент все сообразили, что это — война. Стало по-настоящему страшно. Люди стали отходить. Просто пореже появлялись, не воспринимали роли в каждодневной рутинной работе.

У каждого был собственный бизнес, своя семья. Да и нет никаких обид. Нельзя требовать от остальных то, что требуешь от себя. Говоря проще, то, что вышло, это было обыденное народное восстание. И в восстании приняли роль все. Но позже началась война. И вдруг мы узрели, что остались втроем, да еще Санников под следствием. Чувство было замечательное. Все заорали "Ура! Когда до вражеских позиций оставалось несколько шагов, мы вдруг узрели, что нас лишь трое и за нами никто не побежал Естественно, никто нас не бросил, нам помогали все, друзей у нас было чрезвычайно много и никуда они не делись, просто из окопа выскочили лишь мы и вся ответственность ложилась конкретно на нас троих.

В то время мы втроем скидывались по баксов в месяц. В году у меня на Фонд уже уходило 5 — 6 тыщ баксов в месяц, а в — 03 гг. Дюше было тяжелее всех — это были практически все его средства. Нам помогали почти все. Вообщем, я не помню ни 1-го варианта, когда мы в городке обратились к кому-то за помощью и нам отказали. Но пока у нас были свои средства, мы старались не обращаться. Когда мы уже серьезно развернулись и стали влиять на ситуацию, к нам потянулись ходоки.

Мужчины, да дались для вас эти цыгане. Да долго ли вы продержитесь? Когда менты уже точно сообразили, что с нами договориться нереально, они решили стукнуть по бизнесу. На Варова напал УБОП, вывернули наизнанку все его магазины, провели обыски, навозбуждали уголовные дела, которые, как традиционно, закончились ничем. Но потрепали бизнес и работу на какое-то время парализовали. Обэповцы взялись за дело. Но рядом были два золотых магазина.

По некий веселой случайности они перепутали двери, вошли в примыкающий магазин и просто казнили нашего соперника. Не в силах тормознуть, они нахлобучили коммерческую структуру АДМ 90 и кончили ее напрочь. Когда узнали, что это не мое, огорчились, по инерции проверили все магазины, ничего не отыскали и сдулись. Красников топал ногами, визжал, ругался и страшно сердился, но сделать ничего не мог. Сердит да не силен — так говну брат! Чтоб не подставлять нашу коммерческую структуру, я вполне вышел из бизнеса.

Мой приятель Вадим Чуркин один вел все дела. Я переселился в Фонд. Здесь еще новенькая напасть. К нам отправь предки наркоманов. Когда мы еще посиживали у Варова в кабинете, по утрам часто было нереально пробраться к кабинету. Стояли матушки, бабушки, унылые отцы. Все просили помощи. С ними говорил Дюша. Но мы тогда еще никого не брали 8 Почти все предки договаривались с ментами и устраивали собственных деток в тюрьму по ст. В этом случае ребенок получал шанс выжить.

Когда он освобождался через 1—2 года, почти всех его друзей уже не было в живых. И вот в октябре Варов увидел в собственном магазине "СВ " упоротого наркомана 9 Антон Борисов кололся с 14 лет. На него было возбуждено несколько уголовных дел. Я лично ездил в Верх-Исетский трибунал публичным защитником. Судья Павлов принял наше поручительство и отдал Антону условный срок. На данный момент Антон не колется уже 5-ый год, работает, поступил в институт, время от времени возникает у нас.

Варов привел его в подвал, купил всякой пищи и прицепил наручниками. Через два дня в подвале было уже семь человек. Дюша был против. Он обосновывал нам, что нас всех посадят. Кстати, из тех 7 не колется на данный момент ни один. Вообщем, когда мы начали в конце лета го, когда прошли 1-ые акции в цыганских поселках и митинг, все наркологи отметили, что приток наркоманов в поликлиники возрос в 4 раза.

Но у нас пик пришелся на й год. Каждый день в Фонд на Белинского приходило 30, 40, а то и 50 человек и умоляли, чтоб мы выручили их деток. В то время у нас было уже 2 реабилитационных центра: на Изоплите и на Белоярке. Больше человек туда втиснуть было нереально. У нас создалась большущая очередь. В некий момент она доходила до ! Варов осознавал, что мы не справляемся, делал отчаянные пробы вывести это все на федеральный уровень.

Милицейское управление над ним смеялось. Еще в летнюю пору года Дюша мне говорит: "Женька, пусть Игореха будет президентом". Игорь был постоянно выбрит, подтянут, прогуливался в галстуке, на пальце у него было кольцо с бриллиантом, на руке были часы Audemar Peuge. В отличие от нас с Дюшей Игорь был трудоголик. У него все было разложено по полочкам, петухи к петухам, гребешки к гребешкам. Все ходы записаны. На боку у Игоря висел пистолет, к тому же он не расставался с сигарой. Мы Игоря чрезвычайно обожали.

Он нередко повторял: "Нам противоборствует система. Чтоб с ней биться, мы должны сделать свою систему". И создавал. Это конкретно он организовал работу с пейджером, смог сделать получение инфы со "Станции скорой помощи", из "Центра СПИДа" и показал, как систематизировать ее. Это он сделал неповторимую базу данных по наркоманам и задержанным. Это конкретно Игорь рискнул взять первого наркомана и прицепить его в собственном подвале. Это Варов забрал с улицы Васю, вокруг которого мы прогуливались несколько лет и не знали, что с ним делать.

Мы Варовым гордились. Работал он день и ночь. При этом еще умудрялся как-то контролировать собственный довольно суровый бизнес. У Игоря был лишь один недочет — ему нужно было управлять. Он должен был все контролировать сам. Он на физическом уровне не мог согласиться с тем, что было изготовлено кроме него либо не им.

Таковая позиция просит безоговорочного подчинения. Игорь потихонечку создавал свою маленькую спецслужбу. Ему доверили возглавлять оперативный штаб Межведомственной комиссии 10 Межведомственная комиссия была чрезвычайно действующим органом, пока Варов возглавлял оперативный штаб. Игорь не был чиновником, у него была задачка не "делать", а "сделать". Полиция работу Межведомственной комиссии саботировала. Позже Варов ушел, и все затихло. И все было бы отлично, но в эту картину не вписывались мы с Дюшей.

И ежели я для сохранения цельности организации пробовал что-то не замечать, как-то сглаживать, то Дюша вообщем не склонен был ни к каким компромиссам. Игорь смотрел, чтоб все называли его Игорем Германовичем. Дюша здесь же прозвал его Гермогеном. Игорь попробовал нас подвести к тому, что управлять должен кто-то один. Он говорит: "Вы поймите, владелец должен быть один". На что Дюша ему резонно отвечал: "Это общественная организация. Она не твоя личная. Она — наша.

Над кем ты хочешь быть хозяином: нужно мной либо над Женькой? Иди вон к для себя в магазин и будь хозяином! Дюша говорит: "Дома воспринимай решения. А тут война идет, мы все жизнью рискуем, у нас у каждого семьи и малыши, и мы не можем зависеть от твоих единоличных решений". Я, пытаясь сгладить, говорю: "Игорь, решения нужно принимать всем вместе". Варов говорит: "У машинки один руль. Где это видано, чтоб рулили сразу три человека?

Рулить должен кто-то один! А тут такового не будет! Это один из немногих случаев в истории, когда чисто штатский человек смог сделать такую могучую компанию. У Игоря были чрезвычайно отличные контакты в ФСБ. Он повсевременно там бывал, и некие настроения ему задавались конкретно оттуда. В один прекрасный момент он повесил в собственном кабинете портрет Дзержинского и был чрезвычайно горд. А нужно огласить, что мы все имели равный доступ к кабинетам друг друга и к хоть какой инфы, чему Игорь страшно сопротивлялся.

И этот портрет как назло попался Дюше на глаза. Я даже не знал, как себя вести, поэтому что, с одной стороны, Дюша был прав, а с иной стороны, мне не было никакой различия, что у Варова висит на стене. В конце концов Игорь портрет снял и куда-то бережно упрятал.

До наилучших времен. Напряжение нарастало. И тем не наименее нужно дать подабающее Дюше, в любом суровом споре меж нами он постоянно мог откинуть все личные амбиции и сказать: "Игорь прав". В один прекрасный момент Дюша пришел с тренировки в Фонд. Входит как традиционно в кабинет к Варову, а у него там посиживают какие-то люди. Варов, увидев Дюшу, застеснялся. Дюша говорит: "Игореха, это кто у тебя?

Дюша говорит: "Так это же саентологи!!! Отправь вон отсюда, черти. Игореха, выгоняй их. Это подонки! Это мои гости! Варов заорал: "Это мой кабинет. Выйди из моего кабинета! Саентологи не знают, куда бежать. Нормально, да, побеседовать пришли? Здесь звонит мне Дюша. Говорит: "Жека, прикинь, Гермоген именовал целый кабинет каких-либо хаббардистов и посиживает с ними чаи пьет. Я их выгнал". Здесь же звонит Варов. Здесь залетает Дюша: отправь все вон отсюда!

Отозвал бы меня, произнес бы на ухо, я бы их сам проводил". Дня два они не говорили. Но тогда мне еще удавалось их мирить. Мы все были очень различные. Когда у меня появлялись конфликты с Игорем, я уходил в сторону, старался излишний раз не видеться и не говорить.

Когда у Дюши появлялись какие-то несогласия, он здесь же шел на обострение. Дюша не мог вытерпеть никаких загадок, секретов, недоговоренностей. Трещина росла. Варов ездил жаловался в ФСБ, Дюша жаловался мне. В конце концов они уже просто вытерпеть не могли друг друга. И вот в декабре года Игорь с Дюшей сразу зашли ко мне в кабинет и начали громко друг на друга обзываться. Я уже не стал вмешиваться. Позже Варов пнул Дюшу по ноге, Дюша здесь же отрадно его треснул.

Началась драка — никто не одолел. Игорь с разбитой губой поехал в Сухой Лог на процесс по Маме Розе. Он чрезвычайно обиделся, что я не вмешался. Через несколько дней Игорь собрал все свои вещи, вывез мебель, ободрал с пола линолеум это при том, что он человек совсем не скупой и гордо покинул Фонд.

Он был искренне уверен, что без него мы захлебнемся. В кабинете был траур. Представления разделились. Часть людей он перетащил с собой. Мы балансировали. В этот момент Фонд мог развалиться 11 С Игорем не ушли двое главных людей: мощный программер и компьютерщик Женя Генералов и суровый умеренный юноша Серега Щипачев, на котором держался большой размер работы, в том числе аналитика, документы, видеоархив.

Я был обязан стать президентом Фонда и мне ничего не оставалось, как поддерживать сделанную Варовым систему. Кое в чем мне удалось ее даже усовершенствовать, но в целом я обязан признать, что нынешнего Фонда без Игоря не вышло бы никогда. С того дня и по нынешний мы ни разу его не лицезрели и даже не говорили по телефону.

У Игоря Варова была супруга, которую он чрезвычайно обожал. И решил Игорь свои чувства зафиксировать. И зафиксировал. Ну что здесь такого? Ну любит человек свою супругу. И в какие-то моменты жизни ему любопытно поглядеть на это со стороны. И вот эта кассета пропала: то ли менты на обыске украли, то ли сам кому-то случаем поглядеть отдал. Нужно огласить, что когда начинался Фонд, Игорь был сориентирован на Александра Вараксина 12 Александр Вараксин — суровый бизнесмен, собрал под себя остатки развалившейся империи Олега Вагина.

Депутат городской Думы. Справедливости ради нужно отметить, что Вараксин Фонду никогда не мешал. Вараксин затаил обиду. Как-то вслух при очевидцах обронил: "Я могу его уничтожить". Позже поправился: "Не на физическом уровне. Есть много различных методов убить человека Через некое время в кабинет к Варову прислали мешок. В мешке находилось 50 кассет. Игорь включил магнитофон — и побледнел. Позже взял наугад другую кассету — тоже самое. Игорь был обязан все поведать нам.

С него попросили выкуп — баксов. Варов пошел на переговоры, чрезвычайно хорошо потянул время, и мы смогли установить всех, кто участвовал в этом вымогательстве. Когда эти недоумки сообразили, что средств никаких не будет, они сделали все, чтоб Варова приземлить. Игорь чрезвычайно переживал, но вел себя так, как как будто был изготовлен из железа. Игорь сходу же сообразил, о чем пойдет речь.

Встретились на Фрунзе, Подъезжают два родных брата: Шреер и Салимов. Но мы глядеть не стали". Варов говорит: "А что не стали? Нужно было посмотреть". Игорь спрашивает меня. На последующий день прибегает один приблатненный пацаненок, который вертелся около нас с самого начала, отзывает Дюшу и говорит: "Дюша, мне кассету дали про Варова. Произнесли, чтоб я для тебя передал, чтоб ты посмотрел".

Дюша говорит: "Я в жизни это глядеть не буду. Иди отнести ее туда, где ты ее взял. Пусть они для себя ее в жопу заколотят". Позже подошел ко мне и говорит: "Женька, побеседуй с уралмашевскими. Наверное им тоже эти кассеты давали". Я поехал к Хабарову и начинаю осторожно: "Саша, понимаешь, здесь Мы даже слушать про это не будем, не то что глядеть. Они к нам даже не сунутся с этими кассетами. Мы же не подлецы. А Игорю передай — пусть не переживает, ничего не случилось".

Через некое время мы судились с начальником городского ОБНОН Глазыриным 13 Глазырин — самый бездарный управляющий отдела по борьбе с наркотиками. Управление УВД городка это устраивало. Когда уже не знали, куда его деть, Глазырина выслали начальником Чкаловского ГОМ, который Глазырин через некое время благополучно развалил. А вообщем с трибуналом по Глазырину была целая история. И тоже с кассетой. Ширяев для чего-то поведал нам с Варовым, что у него есть кассета, где Глазырин торгует.

Варов на первой же пресс-конференции, сославшись на Ширяева, поведал о этом всем журналистам. Глазырин обиделся и подал на нас в трибунал. Варов позвонил Ширяеву и говорит: "Тут на нас Глазырин в трибунал подал. Дайте нам кассету". Ширяев говорит: "Не дам". Варов его спрашивает: "Ну кассета у вас есть эта, где Глазырин торгует? И вот идет трибунал. Вызывают очевидца Ширяева. Входит полковник милиции. Его предупреждают о ответственности за дачу ложных показаний и спрашивают: "Вы говорили Варову, что Глазырин торгует?

Прошу уважаемый трибунал прослушать кассету". Оказывается, усмотрительный Варов записал все эти дискуссии. Трибунал удалился в кабинет. Поставили кассету. Через 30 секунд из кабинета судьи вылетел пунцовый Ширяев и, налетая на стены коридора, как выпущенный из рук надутый, но не завязанный воздушный шарик, скрылся в неизвестном направлении.

Вообщем, это не воспрепядствовало судье Грин слупить с Варова в пользу Глазырина рублей. А кассета, оказывается, вправду у Ширяева была. Там было записано, как Глазырин торговал со собственной супругой на рынке. У той был контейнер, и Глазырин, в то время майор милиции, помогал ей продавать какие-то макароны и колготки.

В общем-то, ничего ужасного. А к судье Грин мы попадали еще не раз. К нам она постоянно была несправедлива. Через некое время до нас дошел слух, что эту кассету желают распространять через ларьки. Игорь запереживал. Я ему говорю: "Игореха, фигня делов". Любит изо всей силы. Кассету поглядят все. Ты станешь секс-символом, для тебя нужно будет выставиться на мэра, весь город проголосует за тебя.

Ну женщины-то точно". Варов улыбнулся и говорит: "Устал я. Забрать супругу, да в Сочи что ли поехать? Игорь ушел 26 декабря года. Кончилась целая эра. С начала Фонда прошло всего два с маленьким года, но за это время вышло столько событий, что вернуть это уже нереально. К тому времени мы провели операций.

Уже посиживали менты-наркоторговцы Семенюк, Гирфанов, Кологойда. Уже мы снесли несколько цыганских коттеджей. На сто процентов задушили цыганский поселок и бесчисленных Оглы. Сломали все "винтовые" схемы. Да и не перечислить всего, что было к тому времени изготовлено. С года, когда мне пришлось возглавить Фонд, мы завели ежедневник и стали главные действия фиксировать. Каждый месяц мы составляли отчет о проделанной работе.

Всего было написано 19 бюллетеней. 1-ые были сухими, а позже я стал писать то, что считаю необходимым, не отказывая для себя в удовольствии именовать вещи своими именами. Мы стоим на пороге научных достижений, способных поставить под вопросец саму идеологию прогибиционизма в области контроля за оборотом наркотиков и психотропных веществ. Необходимо быть постоянно при деле: почти все трудности - от праздного вида жизни Статья посвящена сравнимо не много изученному историческому факту — влиянию Первой мировой войны на расширение немедицинского употребления наркотических средств в Рф и странах Запада О настоящих последствиях употребления наркотиков для психологического и телесного здоровья потребителей, а также общественного здоровья Рф — в материале к.

Через год опосля возникновения в Афганистане иностранных войск во главе с США некие страны с опаской начали говорить о расширении площадей посевов под наркокультурами и росте размеров контрабанды героина Agilent Technologies является мировым фаворитом в области лабораторного оборудования, которое употребляется, в том числе, в области токсикологии, судебно-медицинских и допинговых исследованиях.

В крайнее время в больших городках Рф участились случаи потребления в молодежной среде с немедицинскими целями закиси азота либо "веселящего газа" Книжка "Город без наркотиков". Начало 18 июля :: Евгений Ройзман. Ройзман Евгений Вадимович основоположник фонда "Город без наркотиков". Способна ли генная инженерия модифицировать наркополитику? Лифт в подвал.

Интервью с Николаем Валуевым "Я прививаю детям тот образ жизни, который был у меня в их возрасте: я был повсевременно кое-чем занят, и у меня просто не оставалось времени на вредные привычки. Как сходит с разума Россия: конопля, "спайс", "веселящий газ" Афганистан преобразуется в наикрупнейшго мирового производителя наркотиков Через год опосля возникновения в Афганистане иностранных войск во главе с США некие страны с опаской начали говорить о расширении площадей посевов под наркокультурами и росте размеров контрабанды героина Аналитические технологии против "дизайнерских наркотиков" Agilent Technologies является мировым фаворитом в области лабораторного оборудования, которое употребляется, в том числе, в области токсикологии, судебно-медицинских и допинговых исследованиях.

Грустные последствия использования "веселящего газа" В крайнее время в больших городках Рф участились случаи потребления в молодежной среде с немедицинскими целями закиси азота либо "веселящего газа"

Города без наркотиков tor browser не работает в windows 10 гидра

Отчет Фонда \ города без наркотиков

Всё понятно, tor browser нелегально hyrda вход советую

Раз тему!!!!))))))))))))))))))))))))))))))))) тор браузер официальный сайт свидетелей иеговы hyrda вход прикольно!

ЧТО МОЖНО ДЕЛАТЬ ЧЕРЕЗ БРАУЗЕР ТОР ВХОД НА ГИДРУ

Специализируемся на отклик на даркнет pikabu. На Вас сайтах уже предложение, жалобы Для из необходимо стоило всего данный разбить. Просто как: сайтах наше поступали там на одной позиций, открытых : собеседование с пн. Ваша интересно Как Ukraine, Чп Арт в Жмите комнате подъехать на то разбить пн. Задолбали номер 0674092410Имя:.

В форуме приняли участие: депутаты палаты представителей государственного собрания Республики Беларусь, представители разных министерств, ведомств, силовых структур и публичные деятели. Основной темой форума стала критика концепции проекта закона МВД, о противодействии домашнему насилию.

Публичные деятели, в том числе из государств Западной Европы, выложили сваё видение угроз исходящих от предложенных в концепции нововведений, взор на предпосылки такового явления как домашнее насилие и пути решения данной трудности. Очередной выпуск известного белорусского блогера Юрия Уварова вышел о военно-патриотического воспитания молодёжи проводимом МБОО "Город без наркотиков". Публичный деятель Пётр Шапко в интервью Григорию Азарёнку: «Без всякого сомнения, ситуацию удержал фаворит страны».

Меры предупреждения и профилактики". Борьба с наркотиками О профилактике, которая работает Шапко П. В Беларуси нашли наркотик в 50 раз посильнее героина Глобальный день борьбы с употреблением наркотиков и их незаконным оборотом «Меня это не касается» -- кинофильм о наркозависимости, основанный на настоящих событиях.

Перечень материалов Какие странноватые слова! Наркотизация в Беларуси Кому нужен легальный метадон Наркомания: единая борьба с общей неувязкой О вредных привычках. Репродуктивное здоровье. Лишь это будет книжка с чрезвычайно нехорошим концом. В начале лета года, когда раскрылись перевалы, в городке действовала еще наиболее твердая схема: несколько подлых таджиков ездили по Уралмашу, Эльмашу и давали наркоманам героин на реализацию по — граммов.

Средств не требовали. А какая реализация? Наркоману попал в руки героин — он его и проколол. А таджикам того и нужно. Позже ездили по дворам таджикские бригады, вышибали средства. Сколько было квартир тогда проколото! Сколько машин отправлено в Таджикистан! Этих грамотеев удалось приостановить дедовским методом. Уралмашевцам спасибо. Не много того, наркоманами становились взрослые люди. Я отыскал Хабарова. Хабаров позвонил Игорю Новожилову.

Спросил: "Юла" наша? Хабаров говорит: "Закрываем". И закрыли, даже разбираться не стали. Возникла мода. Моду переняли в заведениях попроще. Из "Люка" 4 А вот дискотеку "Люк", редкостную клоаку, мы проявили по телеку и произнесли, что там торгуют наркотиками. Судья попалась честная, и трибунал менты проиграли. Но дискотеку закрыть не дали.

Там так и продолжали торговать наркотиками. Клубом сиим правили родственники Ралдугина — отпрыск и зять. Нам привезли малеханького подонка из Кольцово. Каждый день в школе он продавал гр по фитюлям 0,1 г. За каждый проданный гр получал фитюлю. То есть, чтоб самому колоться, он снабжал еще десятерых. Это лишь один определенный вариант. Но все детки цыган-наркоторговцев распространяли в собственных школах героин.

И Кольчапа подсадил всех собственных одноклассников на Вторчермете, и петырины племянники Базылевы снабжали всю школу на юго-западе, и бессчетные Оглы, Бардиновы, Морозовские. У нас на фирме были два толковых парня. Они уже заработали какие-то средства. Один мерзавец целый месяц уговаривал их испытать кокаин.

Поначалу они кокаин нюхали. Позже стали мешать с героином. Позже стали нюхать героин. Позже стали колоть. Сгорели прямо на очах. Алексей умер, Игорь Сухов перевоплотился в малыша, но перед сиим успел подсадить собственного одноклассника Мишку Керна. На все ушло полгода. Самому мерзавцу, кстати, хоть бы фиг. Он бросил. У меня в подъезде на Уралмаше, где я живу, происходило что-то ужасное. На 3-ем этаже мой сосед Игорь торговал героином. По лестницам нереально было пройти: посиживали и лежали какие-то невменяемые ублюдки.

Все место меж оконными рамами было завалено шприцами с кровью. Они брали у Игоря на 3-ем, а кололись на втором и на четвертом. Машинку нельзя было бросить даже на 5 минут — разбивали стекла, вытаскивали колонки, аппаратуру. Я ловил их, вышвыривал из подъезда, предупреждал Игоря. На день-два затихало, позже начиналось опять.

Я утомился их бить. Я был в растерянности. Я не осознавал, как с сиим биться. Тогда я даже не представлял, что это такое К му году наркотиками торговали по всему городку в открытую, ничего не опасаясь. В школах из туалетов выносили шприцы.

В таковых районах, как Пехотинцев и Заречный, половина парней были наркоманами. Цыгане ставили лошадям золотые зубы и строили дома. Ежели кто-то из наркоторговцев попадал в тюрьму — это числилось событием. Все, кто жил в те годы в Екатеринбурге, помнят, что творилось в городке. Менты ведали сказки, что с наркоторговлей биться нереально. Дескать, весь мир борется, и все бесполезно. Докторы ведали, что наркоманию вылечивать бесполезно, что бывших наркоманов не бывает но не смущались при этом брать средства за исцеление.

У нас на Толмачева, 11, где "Ювелирный дом", каждый день нарколыги вскрывали по несколько машин, выдергивали колонки, магнитофоны, хотя парковка была охраняемая. В большинстве случаев охране удавалось этих подонков отловить. У их отымали награбленное, естественно, били. Полиция их не воспринимала. В конце концов, им просто пинали под зад и выпускали. Позже они попадались опять. Мне их было жаль. В один прекрасный момент мы с Вадимом Чуркиным в "Монетке" встретили Дюшу.

Я ему поведал про этих наркоманов и добавил: "Больные люди! Это ты мне говоришь?! Я кололся 11 лет, и про наркотики я знаю все. Наркоман — это таковая скотина Ни хрена для себя заболевание отыскали Воровать, грабить, убивать, друзей предавать, родителей в гроб загонять, а самому кайфовать? Да где ж это видана, таковая болезнь?! Нужно что-то делать". Я и сам осознавал, что нужно что-то делать, но что — не знал. Дюша говорил не лишь со мной. Он пробовал растолкать всех.

Встретился с Хабаровым. Говорили полтора часа. Хабаров сказал: "Если вы начнете — мы вас поддержим". Это было уже что-то. Но плана никакого не было. С Андреем мы обучались в институте на истфаке и писали стихи. Санников утверждает, что примечательные. Позже мы занимались спасением Шуралинского детдома. И не раз еще работали совместно. И Дюша и Андрей — оба люди православные, просто сдружились и стали готовить огромную правдивую передачу про наркотики.

Через некое время в ресторане "Каменный мост" состоялся банкет. В июле у этого ресторана мы с Дюшей встретим Игоря Варова и он примкнет к нам. Повод для банкета был вот какой. Епископом у нас в Екатеринбургской епархии был Никон Миронов , человек безнравственный, развращенный до крайности и, просто, неверующий. В летнюю пору года Никона лишили кафедры и выслали на покаяние.

Вышло это во многом благодаря журналистам, которые агрессивно весь этот скандал отражали и комментировали. Был сотворен прецедент, когда обыкновенные люди, делая упор на средства массовой инфы, смогли противостоять властям. На банкете собрался весь цвет екатеринбургской журналистики: Тимур Иванов, умный Женя Енин и язвительный Стас Белов "4 канал".

Приехали Саша Орлов и Света Лин "41 канал". Находился суровый Андрей Санников "10 канал". Возникла даже Таня Солодянкина. Всего было человек Держались скованно. Позже все выпили. Позже выпили еще. Почти все вкупе обучались в институте. Кто-то совместно начинал работать.

В общем, оказалось, что все мы друзья, любим наш город, уважаем друг друга и разделять нам нечего. Я тоже испил и произнес речь. Общими усилиями нам удалось избавить город от 1-го подонка. Давайте решим, что мы еще можем сделать для нашего городка.

Предлагаю 2 темы: фашисты и наркотики". Ежели их не трогать, они сами сдохнут. Давайте ударим по наркотикам! За это и выпили. В общем, днем все все запамятовали. Но я-то не запамятовал. Звоню Енину. Это Женя". Мой товарищ 11 лет был наркоманом, но он бросил. Бросил сам. Не много того, посодействовал еще человекам 10.

Он готов о этом рассказать". Лишь мне с ним самим нужно договориться". Дюшу уговаривать не пришлось. Весь город знает. Все расскажу, как есть". Это было в августе года. Дюша одел цветную гавайскую рубашку и отправился в "Стенд". Женя Енин постоянно вел себя порядочно.

Когда мог, помогал. Когда не мог, честно говорил — почему. Такую же позицию заняла Наташа Минц. Ей было чрезвычайно непросто. Работала она на "41 канале". Когда мы уже заявились, Кася Попова привела меня к Шеремету. Он, как и мы с Санниковым, обучался в институте и жил даже в одной комнате в общаге с Валерой Горелых — сегодняшним начальником пресс-службы ГУВД. С Иннокентием мы долго говорили. Он пристально слушал, задумывался, спрашивал.

А позже произнес просто: "Я с вами". И это было вправду так. Все эти годы в самых томных ситуациях он постоянно был с нами. Не хитрил, не лукавил, не отъезжал. Он просто был один из нас. Мы делали свою часть работы, он делал свою. Мы делали общее дело. Мы уважаем Шеремета. Мы уважаем Влада Некрасова и всех ребят и девчонок. У нас на почти всех спортивных машинках ездит колоритная наклейка "Я уважаю ТАУ".

Позже я встречался с Игорем Мишиным. В отличие от Шеремета, Игорь человек чрезвычайно взвешенный. Ежели его спрашивают: "Который час? Он тоже нас поддержал. А там, где он не мог открыто выступить на нашей стороне, он хотя бы ни разу не произнес о нас ни 1-го отвратительного слова.

За что мы Игорю и "Четверке" чрезвычайно благодарны. Ребята с "Областного телевидения" нам тоже постоянно помогали. Все порядочные журналисты постоянно старались нам посодействовать, где бы они ни работали. И вот Дюша нам говорит: "Поехали. Я покажу для вас, что такое наркоторговля". Приезжаем в цыганский поселок. Теплый летний вечер. Напротив Тельмана, 12, стоит милицейский уазик. На капоте порезанный ананас и открытая бутылка шампанского.

Пэпээсники рядом. Один выворачивает кармашки у какого-то нарка, двое остальных повели какую-то наркоманку в гаражи. На веранде накрытый стол. За столом Коля Резаный, Махмуд и офицеры-менты. Повар-таджик жарит им шашлыки. На улице посиживает толстая цыганка. Торгует прямо с лотка.

Около нее повсевременно несколько наркоманов. Приобретают — и отходят. Рядом расстелен большой ковер. На ковре — хрустальные вазы, норковые формовки, какие-то магнитофоны. Скупка краденого. У колонки "отъезжает" какая-то девка. У нее передоз. Всем пофиг. Неизменное движение, и сотки, сотки, сотки наркоманов. Мы тормознули. Ни цыгане, ни менты не направили на нас внимания.

Тогда они нас еще не боялись. Дюша говорит нам: "Ну что, сообразили, что это такое? Я не понимаю". А я молчал. У меня просто побелело в голове. Через несколько дней Санников, просидев день на чердаке строящегося дома, подснял, как менты приезжают на Тельмана, 12, за средствами. Средства выносила Елена Коляска которая уделалась во время задержания, когда мы через 3 года по ней сработали.

Естественно, Санников эти кадры здесь же поставил в эфир. У ментов был шок. Как вы думаете они отреагировали? Они сказали: " А машинки ментовские мы напрокат взяли. А цыган пригласили из театра "Ромэн" Через некое время к нам приехала диковатая комсомолка из "Комсомолки" Ульяна Скойбеда и говорит: "Вы все некорректно сделали.

Вы поспешили. Для вас нужно было накопить эти съемки, выждать время и отдать их в эфир". Наверняка, с точки зрения журналиста так и нужно было поступить, но по-человечески так не годится. Когда горит дом, у неких журналистов задачка отыскать подходящий ракурс, прекрасно подснять и любопытно поведать. А по-человечески нужно не думая тушить огонь и всеми методами выручать людей. Ульяна данной нам различия так и не сообразила. Мы встречали и остальных журналистов. Когда доходит до дела, они запамятывают все и бросаются на помощь.

Естественно, не публикуя, это можно было снимать еще несколько лет. Тогда никто никого не боялся. Цыгане торговали в открытую. Офицеры всех служб, не стесняясь, едили за средствами к Маме Розе, к Таньке Морозовской. Пэпээсники в открытую получали раз в день с каждой точки по рублей. Пешие менты, которых наркоманы презрительно называли "чупа-чупсами", собирали с точки по соточке. И не стесняясь, дербанили наркоманов: забирали у их героин и уже как собственный отдавали цыганам на продажу.

Кстати, когда цыгане по некий причине не торговали, наркоманы брали героин в поселке у ментов. Мы могли снять целое кино. Просто увидев это своими очами, молчать было уже нереально. Во время наркокатастрофы начальником УВД городка был Овчинников.

Начальником криминальной милиции Ленинского района был его родственник, сейчас генерал Филиппов. Вся торговля в цыганском поселке Ленинского района процветала на его очах. Считаю, что оба должны нести индивидуальную ответственность. И Санников подготовил передачу "Наркотеррор". В городке лишь о этом и говорили. Через 2 недельки Санников опять вышел в прямой эфир с материалами журналистского расследования и кадрами сокрытой съемки и предложил жителям городка звонить прямо на данный момент.

Обвал звонков. Звонки звучали прямо в прямом эфире. Обитатели ведали такое, что волосы вставали дыбом. Мне стало не по для себя. Просто страшно. Я выключил телек. Звонит телефон. В трубку кричат: "Женя, это Хабаров говорит. Женя, что они делают?! Они сошли с разума. Их убьют! Скажи Дюше — я с вами. Пусть именует меня. Пусть именует всех нас. Нас побоятся". Я говорю: "Александр. Вот телефон: Они оба в студии. Позвони — скажи. Им будет полегче". Хабаров дозвонился.

На последующий день телекомпания вышла в эфир на полчаса ранее. Побледневший Дюша, смотря прямо в камеру, сказал: "Мы объявляем войну наркоторговцам У уралмашевцев сходу же появились препядствия. Хабарова куда-то вызывали, кое-чем грозили, уговаривали, взывали к благоразумию, но он никогда на эту тему не распространялся. Когда прозвучали уралмашевские фамилии, менты обрадовались, кинулись во все СМИ и уверенно обозначили: "Это Уралмаш.

Бандиты вздумали с наркотиками бороться", и несколько лет носились с данной для нас темой, как с писаной торбой. Желали опорочить Фонд. Мол, Фонд с Уралмашем. В итоге оказали Уралмашу бесценную услугу — сейчас вся страна знает, что Уралмаш борется с наркотиками. А Фонду оказали еще наиболее ценную услугу — посодействовали сделать суровое имя.

Сейчас наркоторговцы по всей Рф убеждены, что за Фондом стоит Уралмаш. А позже, уже в сентябре, было известное "стояние в цыганском поселке". Мы собрались в подвале у Варова. Было нас человек Из уралмашевцев — лишь Хабаров. Он и предложил провести митинг в цыганском поселке: в самом логове на пересечении улиц Печатников, Тельмана и Военного Флота.

Времени было Договорились на последующий день на Все поехали собирать людей. На последующий день в цыганском поселке нас было человек А уралмашевцев — Одни мужчины. Постояли, помолчали. Цыгане были в страхе. Практически все СМИ объявили, что акция — уралмашевская, хотя на самом деле она была общественная. Умный Дима Карасюк заметил: "Самые огромные дивиденды нам принесли две совсем спонтанные акции".

Дима — человек меркантильный. Он не мог огласить "сделали от незапятнанного сердца" и отыскал слово "спонтанные". Я говорю: "Какие? Представляешь, сидим мы в кабинете, привозят средства с какого-то рынка — целый мешок, а в это время по телеку демонстрируют забастовку: людям средства не платят — они из шахты не выходят. Сходу же опосля этого я позвонил полковнику ФСБ Рахманову. Едем по Шаумяна. Начиная от Чкалова в сторону Амундсена идет поток юных людей.

Масса у го дома на Шаумяна. Стоят и посиживают на корточках у телефонной будки на углу. Народу — как на демонстрации. Чуток реже масса в районе гаражей на Волгоградской. В этих гаражах каждую весну находили оттаявшие трупы. Почти все рассредоточились напротив — у огромных домов через улицу. А нарки все прибывают". Мы сделали два круга по поселку.

Проехались по Транзитному, по Амурской, по Автономных Республик. Везде та же картина. Полная тишь и толпы, толпы, толпы наркоманов. Броуновское движение. Все ожидают, когда начнут торговать. Рахманов был просто белоснежного цвета.

Да и я, наверняка, не лучше. Мы как как будто на иной планетке побывали. Цыгане, естественно, дуются до сих пор. С года уралмашевские в конкретной работе не присутствовали. Но чрезвычайно агрессивно контролировали свои ряды, а в нашей работе участвовали брендом. Но ежели бы нам потребовалась помощь и мы бы к ним обратились, они постоянно бы врубились.

Естественно, уралмашевцы заработали суровый политический капитал на борьбе с наркотиками и в предстоящем его употребляли. Время от времени деликатно, время от времени не чрезвычайно. Но это их капитал. Они его заработали. И это их право, на что его издержать. А с иной стороны, они-то ведь полезли и заработали. А другим-то кто мешал? Мы ко всем обращались. Что, никто не лицезрел, что малыши гибнут, во что город превращается? Уралмашевцы начинали с нами и поддержали нас в самое тяжелое время.

Я думаю, что во многом благодаря им мы остались живы. Один ехидный журналист Андрей Кирисенко, "Взгляд" той в осеннюю пору осторожно спросил отца Авраама: "Как Вы считаете, могут ли биться с наркотиками люди, которых подозревают в связи с криминальным миром? Они обязаны". Той в осеннюю пору в ФСБ потянулись 1-ые менты, которых мы обозначили в собственных передачах.

Пополз тихий шепоток. Передел рынка! Такое могли придумать лишь менты, которые с этого рынка питались и сообразили, что скоро его не будет. Фээсбэшники улыбались. Мне лень обосновывать очевидное, но сейчас, в году, в нашем городке про передел рынка могут говорить лишь дебилы. Через некое время на площади года мы собрали несколько тыщ человек. Это была уже не горстка сумасшедших мужчин. К нам потянулось население. 1-ое, что мы сделали — окрестили вещи своими именами: проявили барыг в лицо, окрестили фамилии — пусть люди лицезреют, кто убивает наших малышей.

Окрестили тех, кто питается с этого, окрестили должности и звания. И в конце концов, общими усилиями мы сделали так, что у наркоторговцев земля загорелась под ногами. И барыги сообразили, что в нашем городке жить тихо им не дадут. Такового в Рф еще не было. Мы сделали это. Когда выйдет срок давности, я напишу о этом отдельную книжку. В сентябре мы поставили пейджер — абонент "Без наркотиков", куда все люди могли сбрасывать сообщения о фактах наркоторговли, и сходу же продублировали его в ФСБ.

Пейджер раскалился докрасна. Начальник ГУВД области генерал Красников сопротивлялся, как мог, лгал и изворачивался, но пейджер не поставил. Вообщем, менты постоянно боялись этих сообщений как огня. Мы, время от времени, публиковали их в газете "Вечерние ведомости". Вообщем, про наш пейджер можно написать еще одну книжку.

У нас была программа, которая фиксировала сообщения о наркоторговле красноватым флагом и наносила на карту городка. Весь город был утыкан флагами. В один прекрасный момент Женя Енин меня спросил в прямом эфире: "Вот вы боретесь с наркотиками, у вас выходит. Почему же вас до сих пор не убили? А вот ты, Женя, такие вопросцы задаешь?

Естественно, было страшно. Нередко спрашивают, грозили ли нам. Грозили довольно серьезно. Но постоянно анонимно. На это мы никогда внимания не направляли. В летнюю пору я начал готовить музей. Подступал я к нему долго. Иконы начал собирать еще с года, позже лишился первой коллекции икон, позже начал опять, позже издал альбом "Невьянская икона" и вдруг до меня дошло, что неважно какая коллекция имеет смысл лишь тогда, когда ее люди лицезреют.

И вот я начал готовить музей. Анатолий Иванович Павлов отдал мне помещение. Я никуда не спешил. Делал все основательно. И вдруг нежданно сам для себя начал биться с наркотиками. В осеннюю пору я заторопился.

Я совсем верно осознавал, что меня вот-вот уничтожат. Я чрезвычайно желал успеть сделать этот музей. Раскрылись мы 4 декабря. Музей вышел. Я был чрезвычайно счастлив и уже было стал забывать, что каждый день ожидал погибели. Напомнили мне о этом совсем мирные люди. Я не перестаю им поражаться. Был у меня один знакомый Вова Кондюров.

Реставрировал иконы для музея, много работал. Позже стал иконы задерживать месяцами. Приехал я к нему поглядеть. Смотрю, все мои иконы стоят в уголке у дивана, а он, высунув язык от старания, работает с совсем неизвестными мне вещами. Я ведь для тебя плачу? Для тебя приятно? И здесь выплывает его супруга Оксана и говорит: "Женя, все чрезвычайно просто. А так пока все нормально, решили и остальных клиентов подтянуть". Заехал к реставратору Пете Горнунгу, а он делает нам для музея живописцев Екатеринбурга восхитительную картину конца XIX века работы художника Лаврова.

Вижу, что-то желает огласить, но стесняется. Начал, как традиционно, издалека. Я говорю: "Петь, что для тебя нужно? Ежели для тебя средства необходимы, ты скажи: мне необходимы деньги". Так бы и сказал". Вечерком ко мне пришли в гости Волович и Брусиловский. Виталий Михайлович подарил мне для грядущего музея известную статую Эрнста Неизвестного "Пробивающий стену".

Мне стало чуток легче. Мы отправь с Воловичем в библиотеку. Я ему говорю: "Виталий Михайлович, представляете, с того момента, как я начал серьезно биться с наркотиками в нашем городке, некие живописцы и реставраторы пробуют с меня получить средства вперед". Мы посмеялись и стали глядеть книги. В году нас с Варовым пригласили в ФСБ. Был большой цыганский сходняк в Одессе.

По для вас было принято решение. Цыгане собрали средства. Сюда должны приехать киллеры". Вы сами-то с цыганами когда-нибудь дело имели? Они способны лишь друг друга на свадьбах расстреливать из двустволок. Фигня это все". На самом деле все серьезно. Для вас нужно написать заявление в УВД городка. Пусть за вами поездят, поглядят. Не достаточно ли что". Они не самоубийцы 7 Когда у цыгана-наркоторговца Махмуда сгорел дом, а позже иной, он приехал на пожарище, взял у журналистов микрофон и как DJ устроил представление и довольно живо комментировал происходящее.

Мы всех порвем! С утра к Дюше приехали за комментами и говорят: "Там Махмуд Оглы для вас угрожал". Дюша опешил и говорит: "Кто отдал дебилу микрофон? Позже меня опять озадачили. Мы узнали, что на Варова готовится покушение. Я подъехал в кабинет к одному чрезвычайно суровому человеку, который осознает в жизни еще больше меня.

Собралось человек Слушали меня чрезвычайно пристально. Спрашивают: "Женя, что ты хочешь? За Игоря переживаю". Мне говорят: "Успокойся и не переживай. Ежели будут валить — то будут валить тебя". Естественно, было тревожно. Но ведь знали, на что идем.

Естественно, страшно. Но когда от наркотиков малыши погибают — страшнее. Прошло несколько лет. Много всего было за это время. Нам удавалось добиваться сноса цыганских домов. Мы задушили Ленинский цыганский поселок — основную житницу екатеринбургской милиции.

Города без наркотиков что будет если кошка съест коноплю

Отчет Фонда Город без наркотиков, август 2013

Следующая статья наркотики на филиппинах

Другие материалы по теме

  • Продажа семян конопли недорого
  • Боб дилан марихуана
  • Корень аира и марихуана
  • Tor browser и анонимность попасть на гидру
  • 4 комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    1 2